Александр Валентинович Кузнецов - Орловский художник

 

Дама на диване (13349 байт)

 

Свет (14287 байт)

 

Утро на причале (13751 байт)

 

Облако (15784 байт)

 

Сенокос (12800 байт)

 

 

Живописные импровизации орловского художника Александра Кузнецова — эмоциональный отклик на существующие реалии. На холсты выплескиваются ностальгические воспоминания детства, впечатления, чувства и переживания, настроение и состояние души, чутко реагирующей на происходящие в современном мире процессы.  Экспрессивная скоропись письма становится способом мгновенного реагирования на идущие извне импульсы и средством образного формулирования возникающих в воображении ассоциаций.

Реальная действительность воспринимается художником и предстает в его полотнах в драматических столкновениях сил добра и зла, света и тьмы — двух полярных категорий миропорядка. Между этими полюсами поставлен человек, испытывающий на себе их силовое воздействие. Он находится в экстремальной ситуации, у пограничной черты этих зон, где отсутствуют какие-либо компромиссные варианты и требуется сделать единственный выбор. Разрешение проблемы зависит от нравственно-этической природы и духовного потенциала выбирающего.

Поиск человеком своего пути на перепутье дорог — центральная тема в искусстве художника, объединяющая все его разножанровые произведения, так как природа и предметная среда рассматриваются им в проекции бытия человека. Художник избегает портретной конкретизации персонажей. Человек в его работах — фигура сугубо знаковая, выражающая основные этико-эстетические закономерности общественных связей.

Александр Кузнецов весьма точно выражает самоощущение современника, оказавшегося на изломе эпох в водовороте социальных потрясений. Но он никогда не ввергает его в пропасть, даже если тот стоит на самом ее краю. В "минуты роковые", когда сгущающиеся вокруг человека сумерки готовы сомкнуться тесным коконом темноты, когда, казалось бы, плен мрака неизбежен, откуда-то из чернеющих глубин начинает пробиваться дальний свет, озаряющий надеждой. Он и выводит отчаявшегося из ситуационных лабиринтов, дает ему силу сопротивления, помогает сбросить сковывающие путы и обрести веру в себя.

Художник, оперируя языком символов и метафор, стремится выразить кульминационные моменты нравственного прозрения и возрождения. Не случайно его герой часто изображается в сопровождении ангела-путеводителя и хранителя. Тот как бы незримо присутствует рядом с ним, являя себя в исключительных случаях. В авторской изобразительной версии образ ангела олицетворяет и духовную ипостась человеческой материально-физической природы, то есть высший идеал нравственного совершенства.

Стремление человека к воле, свободе чувствуется во всех работах А. Кузнецова и ассоциируется с пространственными категориями, прежде всего с пейзажными: равнинными, речными, морским, где легко плывут облака, парят птицы и скользят парусники. Сам пейзаж условен, он менее всего связан с каким-либо конкретным местом. Натурные мотивы сплавляются в обобщенный образ, необходимый для воплощения сути идеи. Пространство трактуется как некая целостная среда, где привычные разграничения земли и неба нейтрализуются подвижной воздушной атмосферой. В этом просторе человек чувствует полноту своего "я", индивидуальную единичность. Он объят миром и сам объемлет его, познавая материальную и духовную природу окружающего и себя в нем.

Характерно, что и в интерьерных его композициях нет четких комнатных ограничений. Параметры пространства определяются не физическими единицами измерения, а величинами духовного порядка, внутренним миром присутствующего, его интеллектуальной энергетикой, создающей вокруг широкое эмоционально-ассоциативное поле, в котором ощутимы переклички эпох, пересечения прошлого и настоящего.

В работах А.Кузнецова присутствуют реминисценции художественного опыта, рефрены уже озвученного. В живописных экспериментах автора диалоги с великими мастерами неизбежны, а их цитирование и есть опорные вехи собственного странничества по дороге искусства, помогающие найти свой путь.

Отличительная черта творчества художника заключается в том, что, изображая драматические коллизии, он стремится передать светлое начало жизни. Это как бы неотъемлемое свойство земного бытия. В интерпретации художника свет — главный источник живописного формообразования. В изобразительном поле холстов он может светить малой точкой, но такой концентрации, что становится узловым средоточением содержательно-пластических смыслов, трансформироваться в яркий луч, просекающий сумеречность теней и высвечивающий внутренние связи обозначившихся сопоставлений, загораться множеством вспышек разной интенсивности во всех звеньях композиций, равномерно рассеиваться, образуя вибрирующее серебристое сффумато. Из светоцветовых сгущений и разрежений моделируется образ. Создается впечатление материализации едва уловимого в быстротекущем потоке реальности, но интуитивно угаданного и увиденного художником.

Жизненный опыт научил его ценить настоящее, видеть поэзию в самом обычном и прозаическом. Главный принцип автора: "Показать значительность незначительного". Ускользающие мгновения прекрасного, их зыбкий след в череде буден он и пытается запечатлеть в своих изобразительных дневниках-откровениях. Возникающие на холстах образы столь же зыбки и подвержены бесконечным метаморфозам, являя собой изменчивость окружающего мира. Они реальны и ирреальны, существуют на грани бытия и небытия, так как обретают зримую форму волею воображения художника.

Мозаика таких превращений чрезвычайно разнообразна. Старый сад и одинокое дерево преображаются в весеннюю пору цветения. Доживающая свой век яблоня все еще одаривает своими плодами, напоминая о садовнике, посадившем когда-то тонкий росток в землю.

Старинный город Орел, где знакомы все улицы и переулки, с привычными силуэтами соборов и церквей, высотных зданий и домишек, с мостами, парками и садами, с машинами и позванивающими красными трамваями предстает в неожиданных сопоставлениях старого и нового, провинциаль­нопатриархального и урбанизированного. При всей неизменности некоторых архитектурных черт и в его облике ощутимы веяния времени, учащенный ритм пульса, напряженное беспокойство. Город живет вместе со своими обитателями, оборачиваясь светлыми и грустными сторонами собственной продолжающейся истории. Изредка в движении толпы сфокусируется чей-то профиль лица, силуэт фигуры или мелькнет некое дивное создание, словно пришедшее из другой эпохи, и тут же исчезнет в толпе прохожих, будто никогда и не было встречи с прекрасной незнакомкой. Метаморфозы чувств: любви, радости, печали, разочарования, надежды, переживаемых человеком в жизни, персонифицируются в поэтические женские образы.

Живописные импровизации А.Кузнецова обладают большим эмоциональным спектром. В одних слышатся тревожные ноты, красочная фактура строится на экспрессивных цветовых диссонансах, резких контрастных пятнах. В других появляются спокойные интонации. Гаммы высветленных желтых охр образуют золотистые переливы. Особенно ему удаются прозрачные сероголубые, светло-серебристые созвучия. В третьих — мажорная интонация настроения выражается яркими взрывными фейерверками разноцветья.

Художник стремится к воплощению той силы ощущения внутренней раскрепощенности и радости открытия мира, которые испытывает человек со всей остротой в детстве и юности. Он и старается сохранить первозданную чистоту цвета. Поэтический образ девочки, вырвавшейся из тенет комнат на вольный простор, наполненный светом, воздухом, солнечным теплом, наслаждающейся свободой и безмерным пространством, пожалуй, лучше всего раскрывает идеал лирического ассоциативно-живописного видения Александра Кузнецова.

Работы А. Кузнецова находятся в Орловском художественном музее изобразительных искусств. Дирекции Выставок Союза художников России, Межрегиональной картинной галерее "ПроМиарт" /Рязань/, галерее Сарт /Москва/, АО "Международная книга" /Москва/, частных галереях России, Австрии, Англии, Германии, Канады, Польши, США, Финляндии, Франции, ЮАР, Югославии.

 

Рымшина Т.А. - член Союза художников РФ, искусствовед.

На страницу выставочного центра

 

 
Управление культуры и туризма Департамента социальной политики