О ЧУДАКАХ И КУРЬЕЗАХ
(часть I)

 

Страницы истории Орловского края полны занимательных и любопытных фактов, рассказов о людях своеобычных и необыкновенных, которых в народе за их странные своеобразные поступки прозвали чудаками, c некоторыми из них предлагаем познакомиться и вам, уважаемый читатель.
Достаточно много в этой среде было представителей благородного сословия, но со временем, особенно к концу XIX века, на смену дворянину-хлебосолу, поклоннику театра, лошадей и псовой охоты, спорщику-буяну, моднице-кокетке 70 лет приходит разбогатевший торговец, который во всем, в том числе и в чудачествах, старается опередить аристократа. Встречались среди местных оригиналов как люди, знаменитые своими заслугами перед Отечеством, так и никому неизвестные мелкопоместные дворяне, мировые посредники и лавочники.
По мнению орловских летописцев, рассказы об этих чудаках явились благодатным материалом, который использовали для создания литературных образов Л. Н. Толстой - в романе "Война и мир", Н. В. Гоголь - в "Мертвых душах".
В данной главе представлены наиболее занимательные истории из книг: М. И. Пыляева "Замечательные чудаки и оригиналы", "Былые чудаки и оригиналы в Орловской губернии" неизвестного автора и газеты "Орловский вестник" к. XIX - н. XX вв.

 

Фельдмаршал граф М. Ф. Каменский

За свои необычайные привычки, вспыльчивый и жестокий нрав прослыл чудаком орловский помещик фельдмаршал граф Михаил Федотович Каменский. По мнению современников, именно он явился прототипом князя Болконского, героя романа Л. Н. Толстого "Война и мир". Человек талантливый, знаток военного дела, он и в частной жизни стремился подражать Суворову.

12553 байт

У себя в деревне фельдмаршал жил в своих комнатах совершенно один, в кабинет его никто не впускался, кроме камердинера. У дверей его комнаты сидели на цепи две огромные меделянские собаки, знавшие только его и камердинера. Он носил всегда куртку на заячьем меху, покрытую голубой тафтой, с завязками, желтые мундирные штаны из сукна, ботфорты, а иногда коты и кожаный картуз. Волосы сзади связывал веревочкой в виде пучка. Ездил Каменский всегда в длинных дрожках цугом, с двумя форейторами и лакеем, сидевшим на козлах и имевшим приказание: смотреть на дорогу, не оборачиваясь назад.

Честолюбивый Михаил Федотович очень оскорблялся всяким невниманием к его заслугам. Так, перед второй турецкой войной императрица Екатерина II послала ему в подарок пять тысяч золотом. Желая показать, что этот знак внимания слишком ничтожен, он нарочно истратил все деньги на завтраки в Летнем саду, которыми угощал всех, кто попадался ему на глаза.

 

Сын фельдмаршала граф С. М. Каменский

Сыном фельдмаршала был Сергей Михайлович Каменский, унаследовавший от отца оригинальные привычки и 7.000 душ крестьян. Заядлый театрал, он мог за семью талантливых актеров из 3-х человек отдать деревню в 250 душ. Являясь главным режиссером своего театра, этот поклонник Мельпомены в наставлении незадачливых артистов не раз использовал плетку. Обычно после каждого акта он входил за кулисы и рассчитывался с виновными, вопли которых иногда доносились до слуха зрителей. Графская любовь к искусству была такова, что заставляла его вставать в 7 часов утра, открывать театральную кассу, раздавать и рассылать билеты, которые получал только тот, кто пришелся по нраву чудаку Каменскому.

Сергей Михайлович следил за нравственностью своих актрис. Но не всегда попытки оградить их от притязаний военных оказывались успешны. Так, раз офицеры Павловского кирасирского полка, стоявшие в Севске, но жившие безвыездно в Орле, выкрали из театра трех наилучших актрис. Поднялось "дело", и лишь через год беглянки были найдены в Севске у проказников-кирасир. Причем, две девки оказались с прибавлением. Орловцы очень потешались тогда над этим инцидентом, говоря, что кирасиры вернули девок с большим процентом.

15733 байт

Граф очень ревностно относился к репутации своего театра и недолюбливал военных, которые своими крепкими шутками, не вовремя звучавшими аплодисментами мешали игре актеров.

Так, однажды, когда давали "Днепровскую русалку", зрители, большинство которых составили военные, долго аплодировали, не давая начать пьесу. Рассерженный Каменский хотел было отменить спектакль, и лишь просьба дивизионного генерала фон Будберга, утихомирившего военных и наговорившего комплиментов театру, смягчила сердце графа. Представление было продолжено. Вначале все было спокойно, но вдруг аплодисменты, сопровождаемые громким смехом, загремели так неистово, что, казалось, стены театра рухнут. Граф в отчаянии склонил побагровевшую лысую голову. Причиной скандала оказался рогатый козел Васька, на котором сидел баритон Матюшка Кравченко, исполнявший роль конюшего князя, веселого Тарабана. По пьесе Васька бьш конем Тарабана, которого волшебница превратила в козла. Так вот, Матюшка выехал со своей бравурной арией довольно благополучно, как вдруг аплодисменты так поразили козла, что он заартачился, а кучера за кулисой приняли его в кнуты. Козел ринулся вперед, взвился на дыбы и сбросил седока. Кучера насилу утихомирили и увели за кулисы разбушевавшегося Ваську. Граф же скрылся домой, проклиная актеров, зрителей и пугливого козла. Кравченко бьш выпорот, а первая часть "Русалки" с участием Васьки окончательно снята со сцены.

Кроме главного увлечения, была у Каменского пассия - госпожа Курилова. И в отношениях с ней он вел себя как чудак и оригинал. В честь особого расположения графа г-же Куриловой разрешено было носить на груди огромный медальон с изображением его персоны. Если же она навлекала на себя неудовольствие Сергея Михайловича, то портрет у нее отнимался, а взамен выдавалось другое изображение, где была нарисована чья-то спина и которое носить нужно было также на спине. Бедная женщина ходила с ним до тех пор, пока вина ее не была забыта. Но страшнее было другое наказание, когда через каждые четверть часа на квартиру к Куриловой, по приказу графа, приходили дворовые с урядником и, чтобы она ни делала, говорили: "Грешно, Акулина Васильевна, рассердили батюшку-графа, молитесь!". Несчастная женщина должна была сейчас же делать поклон, иной раз не ложась спать и ночью. Каменский же сам проверял, насколько точно выполняется его приказ. Вот какова она, барская любовь!

13175 байт

Однако на первом месте у Сергея Михайловича всегда бьш театр. Да настолько сильно захватила его эта страсть, что не заметил граф приближающегося разорения. Его дом в Орле превратился в царство грязи и нечистоты. В окнах его торчали тряпки и подушки, заменяя стекла. Лестница и крыльцо были без ступеней, перила валялись на земле, а комнаты стали похожи на сарай. Но ничто не могло излечить Каменского от театральной болезни.

 

Генерал-майорская вдова старуха Н. Д. Офросимова

Не менее занимательна и оригинальна была фигура вдовы генерал-майора, старухи Офросимовой, жившей в Орловской губернии. Она была выведена графом Толстым в романе "Война и мир" под именем Марии Дмитриевны Ахросимовой. ("Пример поистине поразительный: Мария Дмитриевна Ахросимова и "Горе от ума" писаны якобы "портретно" с одной и той же дамы. Толстой хотел найти красоту и поэзию - нашел. Грибоедов хотел найти пошлость и безобразие - тоже нашел." - М. Алдонов. Портреты. Ольга Жеребцова. М. 1994. с. 211).

Настасья Дмитриевна, так звали легендарную старуху, была женщиной высокой, мужского склада, "с порядочными даже усами". Лицо у нее было суровое, смуглое, с черными глазами.

Она имела большую силу и власть, которую получила из-за своей откровенности и правдивости. Ни одна мать не могла вывести первый раз свою дочь в свет, не представив ее старухе Офросимовой. Все знакомые и незнакомые оказывали ей особый почет, т. к. ум у нее бьш рассудительный и отличающийся врожденной сметливостью. Вот пример: когда генерал Закревский бьш назначен финляндским генерал-губернатором, Настасья Дмитриевна сказала: " Да как же он будет там управлять и объясняться? Ведь он ни на каком языке, кроме русского, не в состоянии даже попросить у кого бы то ни было табачку понюхать!". Вот такая была правдивая старуха.

 

Помещик Мацнев по прозвищу "Спиридон - хлебная матка"

Прототипом гоголевского Плюшкина стал другой орловский помещик - Мацнев, по прозвищу "Спиридон - хлебная матка". Был он богат, имел до 8.000 душ крестьян и присоединил, женившись, наследство своей супруги, сестры известного любимца Екатерины II - Ланского. Мацнев бьш хорошо известен в петербургском обществе, имел в этой среде много родственников и знакомых. Но трудно было опознать в нем богатого знатного барина, т. к. ходил он в грязном халате и в такой же чистоты штанах, а также экономен был до скупости.

 

Орловский Крез. Н. К-й (Киреевский)

Павел Иванович Якушкин говорил про типичного орловского помещика, что его отличительной чертой является страсть к собакам и публичным обедам. Царски богатый, орловский землевладелец Н. К-й (Киреевский), живший в середине XIX века, не отличался в этом от остальных. Кроме того, он бьш страстным поклонником парковой архитектуры, в области которой и чудачил. Так, по его приказу, в саду была построена, отделанная в виде надгробного мавзолея, беседка. Здесь были собраны все враги пернатых.

Над самой дверью парила с распростертыми крыльями и разинутым клювом сова. По стенам, окрашенным черным цветом, были прибиты крылья и головы филинов, орлов и коршунов, копчиков, ворон, которые окаймляли шкурки мышей, крыс, хорьков и ласточек. Притом, хищники расположились таким образом, что составили узоры в виде звезд, треугольников и розеток. Простенки между окнами украшали головы кошек, с укрепленными под ними скрещенными лапками. Это были головы кошек, казненных за преступления против пернатых, о которых гласили надписи. Например: "Приговорена к смерти за покушение на жизнь голубя", "Лишена жизни за убийство воробья".

13936 байт

Однако самой любопытной была другая комната этой беседки. В ней, отделанной в мавританском стиле, потолок и стены украшали золотые арабески, лучистые венки и целые двустишья из стихотворений русских поэтов "доброго старого времени". Все это хитросплетенье букв и венков состояло из мышиных хвостиков, которые очищались, сортировались, делались твердыми, полировались и покрывались позолотой. Поставлял этот ценный материал венгр-крысолов, приручавший грызунов при помощи кусочка сала, а затем казнивший их стальным острием, вделанным в каблук сапога. Помещик К-й не жалел десятки тысяч на украшение своего сада. По главной аллее здесь стояли прекрасные статуи и памятники, в гуще деревьев виднелись храмики с названиями, значение которых было понятно только одному хозяину. Так, один из них был воздвигнут над прахом его любимого кобеля Любезного и стоил около 50000 тысяч. В память ахалцихского дела была поставлена беседка из железа, выкрашенная под цвет кашемировой ткани. Стоимость этого сооружения не уступала предыдущему.

 

Бывший министр внутренних дел князь А. Б. Куракин

К российской аристократии екатерининского времени принадлежал Алексей Борисович Куракин, бывший министр внутренних дел. Его имение в Малоархангельском уезде сравнивали с настоящей империей. У владельца имелся свой штат придворных и даже своя полиция. И то, и другое составляли крепостные люди, соответственно одетые и выученные.

14057 байт

Как отмечали местные летописцы, вплоть до 60-х годов XIX века на кладбище куракинского имения еще стояли могильные камни с надписями: "Здесь похоронена девица Евпраксия, служившая до конца дней своих при дворе его сиятельства камерюнгферой" или "В ней (могиле) покоится Сенька Триангильянов, бывший в ранге полицместера в придворном штате его сиятельства". Алексей Борисович имел роскошный деревянный дом в 50 комнат с залами в два света и галереей в помпейском стиле. Хлебосольный хозяин давал такие обеды, после которых ни он сам, ни его гости не могли сыскать дверей без помощи слуг, так бывали пьяны. Это называлось на языке князя "des diners a huis clos". Щепетильность Куракина в вопросах этикета доходила порой до смешного: он рассчитал своего старого домашнего доктора только за то, что тот осмелился ночью, во время приступа болезни князя, явиться не во фраке.

После смерти Алексея Борисовича его неблагодарные потомки не оценили по достоинству роскоши екатерининского времени: дом, золотые кареты и портшезы были уничтожены в один день каким-то управляющим, уступив место новой моде.

 

Гостеприимный граф Г. И. Чернышев

Довольно часто в чудаках ходили люди, которые старались разнообразить свою жизнь, делая приятное гостям, друзьям, находя удовольствие в роли хлебосольных хозяев. К таковым оригиналам можно отнести графа Г. И. Чернышева, отца декабриста Захара Чернышева и Александрины Муравьевой. Его имение Тагино располагалось в 70 верстах от Орла.

16488 байт

Однажды в 1819 году граф устроил прием, пригласив генеральшу Квашнину-Самарину, князя Куракина с семьей, Мухоротовых, Меньшовых, Шеншиных, Бырзиных, Офросимовых. Перед обедом гости отправились в графский сад, где обнаружили деревянную хижину, покрытую берестой. На вывеске над входом в нее были изображены три красавицы и надпись: "AUX BONS GOURMANDS". Навстречу гостям из ресторана вышел прислужник в бланжевой куртке и панталонах, фартуке, с колпаком на голове, держащий в руках карту кушаньев. Этим официантом оказался сам граф, который помог гостям выбрать блюда, предложил вина, табаку, сигар и всяких прохладительных напитков. Прислуживая, как самый исправный служитель, граф предложил гостям посетить трактир, но не более трех лиц разом, чувствуя себя не настолько расторопным и ловким, чтобы исправно услужить более многочисленным посетителям. Вот вам и граф - официант!

 

Сибирский губернатор Д. И. Ч-н

Мало нам своих чудаков, так еще чужие понаехали! Так поселился в орловском селе Ильинском, по получении отставки, бывший в екатерининские времена сибирским губернатором Д. И. Ч-н. Отставку он получил за то, что израсходовал 1.800000 рублей сверх определенных ему ста тысяч медной монетой на закупку провианта во время голода в Сибири. У сибиряков он был известен под именем "Батюшка". Характер имел крутой и легко выходил за пределы, но быстро смягчался. Любил веселое препровождение времени, давал балы и вечера. Будучи губернатором, он имел более 300 человек прислужников, которые сопровождали его в особо торжественные дни.

Ежедневно за столом он угощал более 50 человек, а по праздникам давал большие обеды. В делах он был трудолюбив, но, постоянно страдая бессонницей, издавал приказы, чтобы работали приказчики только ночью, а днем спали.

12111 байт

Из-за любви к римской истории задумал Ч-н создать у себя сенат. Сенаторами он сделал учителей семинарии, обрядив их в римские тоги. Когда губернатор приезжал в сенат, то они были обязаны говорить латинское приветствие, на которое он отвечал по-латински.

Своей пышной жизни не бросил и после переселения в Орловскую губернию, но потом деревня сделалась ему скучна, он стал угрюмым и задумчивым, начал чуждаться людей, под конец заперся в своем кабинете и умер, отвергая пищу и все услуги.

 

Орловский губернатор князь П. И. Трубецкой по прозвищу "Тра-та-та"

Орловские губернаторы тоже были не лыком шиты. С 1841 по 1849 год руководил губернией князь П. И. Трубецкой, человек честный, но вследствие отсутствия административных знаний и способностей находившийся полностью под влиянием правителя своей канцелярии.

За вспыльчивость, распекания и разносы орловцы прозвали князя "Тра-та-та" и долго помнили время его правления. Однажды, проезжая по Болховской улице, Трубецкой повстречал местного купца, богатого храмосоздателя. Ехал он с внучком в купеческой тележке, в которую был запряжен чистокровный рысак. Князь бьш большой охотник до лошадей, но ни одной такой у него не было, и это бьш уже непорядок. Купец же ехал чинно, что называется с удовольствием, но, проезжая мимо губернатора, ни сам не снял картуза (старик плохо видел), ни внучка не подучил. Князь же увидел в этом оскорбительный для себя факт. Заколотил руками и поднял такой шум и крик, что купец оробел и бросил вожжи. Лошадь рванула и понесла. Бедного старика выбросило у дверей магазина модного тогда в Орле портного Жильберга, а внучка - у ворот Георгиевской церкви (на месте которой ныне располагается кинотеатр "Победа"). Портной имел столько независимости, что, увидев случившееся, поднял купца и посадил его у себя на крылечке. Трубецкой же не унимался, велел посадить старика на извозчика и отвести на гауптвахту, где того и продержали, пока князь не успокоился.

 

Развлечения орловцев

Однако не только строгостью были знамениты орловские губернаторы.

Особой популярностью среди орловцев пользовались А. В. Кочубей (1830-1837 гг.) и его преемник М. М. Васильчиков (1837-1841 гг.), при которых, на радость местным жителям, устраивались костюмированные балы и вечера. Так, надолго запомнился бал, устроенный в орловском Дворянском собрании. Вот один из эпизодов этого вечера. Поздно ночью распахнулись вдруг двери Дворянского собрания и в круг танцевавших въехали: верхом на живом медведе-фигура англичанина в клетчатом костюме с огромным биноклем, за ним, верхом на великолепных живых лошадях, медленно двигались Дон Кихот и Санчо Панса. Эта процессия вызвала огромный переполох. Одни умирали от хохота, узнав в англичанине князя Козловского, а в храбром Дон Кихоте - кирасирского "ремонтера" Юрасовского и Скарятина, переодетого в Санчо Панса. Другим же в пору было звать врача для приведения в чувство. После этого небольшого замешательства медведю была дана корзина с сюрпризами для дам, которые он разносил под общий хохот и женский визг.

18247 байт

Большое оживление в жизнь города вносили военные. Офицеры швыряли деньги без счета, устраивая пикники и кутежи. Поражали своей изобретательностью в этом деле гусары.

20015 байт

Однажды они устроили бал в квартире командира и пригласили весь город. Чтобы избавиться от ревнивых взоров маменек, папенек, тетушек, а также, чтобы иметь более свободного пространства для танцев, шутники, усадив докучливых гостей на скамьи с платформами, при первых же звуках музыки вздернули эти скамьи с сидящими к потолку под общий визг и крики ничего не понимающих приглашенных, освободив таким образом место для танцев и избавив молоденьких девушек от строгого надзора.

 

Орловцы и мода

Особое отношение было у орловцев к модницам. В какой-то мере оно совпало с мнением поэта В. А. Жуковского, чья жизнь была тесно связана с Орловской губернией. Он довольно едко заметил: "У нас в провинции нарядней нет любови! По моде с ног до головы: наколки, цвет лица, помаду, зубы, брови - все получает из Москвы".

22915 байт

Орловцы были более добродушны. И вот случай тому свидетельство. В 1856 году в орловском Дворянском собрании при большом стечении дворян состоялось чествование В. В. Апраксина, выбранного губернским предводителем. Все поздравляли новоизбранного, кто-то из дворян начал приветственную речь, как вдруг в зале начался сначала негромкий, потом все более нарастающий смех. Причиной такового оказалась ливенская помещица Хрипунова, только что приехавшая из Москвы, точнее ее платье, в подол которого были зашиты, согласно новой моде, железные обручи. Такого орловцы еще не видели. Не понимая, что причиной смеха является она сама, модница, подойдя к предводителю, сделала книксен и села в кресло. Зал грохнул от хохота. Злосчастный обруч, ввиду неопытности обращения хозяйки с новомодным изобретением, принял вертикальное положение. Однако, как ни потешались над кринолином орловцы, дамам он понравился. Выдерживая насмешки, они ходили по улицам города Орла, подобные 40-ведерным бочкам, вплоть до 1866 года.

 

Модница российского масштаба А. И. Анненкова

К числу модниц, но ухе не орловского, а российского масштаба можно отнести и помещицу Анну Ивановну Анненкову, мать кавалергардского ремонтера известного декабриста И. А. Анненкова, дочь наместника всей Сибири времен Екатерины II И. В. Якобия.

Анна Ивановна была настолько богата и подвержена влиянию моды, что, по воспоминаниям современников, комнаты, где хранились эти богатства, были похожи на магазины. Одних платьев у нее было более 5000, поэтому, чтобы иметь представление об их разнообразии, была заведена специальная книга с образцами, по которой Анна Ивановна выбирала себе наряд. Кроме того, ее служанки следили за двумя сундуками, наполненными самыми редкими кружевами ценностью в 100000 рублей. Целая комната ее дома была занята самыми дорогими мехами. Анненкова страшно любила наряжаться, и когда ей нравилась какая-либо материя, то покупала целыми кусками, чтобы у других не было подобных. Анна Ивановна окружала себя дорогими вещами, подчеркивающими ее значимость. Комната, где она постоянно находилась, бьша обита малиновым штофом. Посередине, на возвышении, под балдахином, находилась кушетка. Вокруг этого сооружения стояло 12 ваз из великолепного белого мрамора самой тонкой работы. В них горели лампы. Как отмечали современники, эффект, произведенный всей этой обстановкой, был необычайный.

Какого бы аспекта жизни Анненковой мы ни касались, везде и во всем - она чудачка и оригиналка. Так, она не могла не надеть никакую одежду, прежде чем та не была согрета теплом человеческого тела. Для этого она держала самых красивых крестьянских девушек от 16 до 20 лет. Или, например, у нее не было порядка в принятии пищи. Все зависело от прихоти, для выполнения которой на кухне всегда поддерживался огонь, а 14 поваров и 12 официантов ждали распоряжения хозяйки, любившей кушать ночью.

19330 байт

Но пришел конец чудачествам А. И. Она разорилась, продала свой пышный дом, дачу в Сокольниках, перебравшись на квартиру. Умерла она в бедности. Все тяготы по ее похоронам, ввиду отсутствия денег, легли на плечи мужа ее внучки.

часть II

Е. Е. Свешникова
июнь 2000 г.

На основную страницу

 
Управление культуры и туризма Департамента социальной политики